?

Log in

No account? Create an account
Павел Проценко. Чего стоит поступок добра?
pavpro
Павел Проценко. Чего стоит поступок добра? Вечер памяти философа и зека Л.П. Карсавина в литовском посольстве в Москве
Текст был опубликован в Ежедневном журнале в самом конце апреля 2012.

Это собрание было бы рядовым событием в культурной жизни столицы, если бы не необычная судьба героя вечера.

Это собрание стало бы очередным разговорно-фуршетным мероприятием, если бы за ним не стоял реальный поступок по увековечению памяти стертого в лагерную пыль человека. А еще эта заметка не имела бы смысла, если б в событии не проступали проблемы, характерные для нынешнего российского общества.
читать нижеCollapse )

Павел Проценко. Канонизация или "политизация"?
pavpro
Помещая здесь свою старую статью об одной из кровоточащих проблематик российской истории, надеюсь, что тяготы и болезни действительности не затянут нас всех в омут беспамятства. Потому что это будет горше, чем то, что пережито. Ибо пережито было со смыслом, а смысл необходимо проявлять и усваивать в опыте.
Канонизация или «политизация»?
Павел Проценко / Русская мысль. № 41–42. 26 сентября – 1 октября 1996 г. С. 8–9.


Икона с житием священномученика Константина (Голубева), Богородского. 1997 г. Худож. Елена Завойская.



На Светлой неделе, 18 апреля, в городе Ногинске Московской области (бывший Богородск) состоялось едва ли не первое церковное прославление в провинции местного страдальца за веру – протоиерея Константина Голубева. Церковному деянию предшествовало обретение мощей новомученика, раскопанных на месте его казни, в рощице у бывшего казачьего плаца. Раскопки были, по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, произведены в ноябре 1995 года сотрудниками Свято-Тихоновского богословского института, с участием специалистов-археологов и иеромонаха Дамаскина (Орловского). Акту прославления предшествовала, как писала газета "Православная Москва" (№ 1-2,1996 г.), "большая работа", – составление жития новомученика, на основании которого Московским епархиальным советом, Синодальной Комиссией РПЦ по канонизации святых было принято решение о церковном прославлении убиенного священника "в пределах Московской епархии", т. е. как местночтимого святого. Что и было утверждено благословением патриарха Алексия II.
В Тихвинской церкви города Ногинска был совершен митр. Ювеналием с сослужившим ему духовенством – а съехались все благочинные епархии – чин прославления. Два мэра, Ногинска и близлежащей Электростали, присутствовали на пятичасовом богослужении. В храме находилось около тысячи человек. Всем раздавались иконки с изображением нового святого и брошюрки с его житием, которое зачитывалось во время богослужения.
читать нижеCollapse )

Павел Проценко. «Кажется, мы забыли о Сахарове!»
pavpro
22 года назад я приехал в Нижний от неуемной славной газеты «Экспресс-хроника», впоследствии закрытой от безденежья.
Три неполных дня фантасмагории вокруг великого имени. Губернатор Борис Немцов. Физики, философы, местные телевизионщики, правозащитники, учителя и горстка растерянных школьников и студентов. Маститый корреспондент «Свободы» аж из Мюнхена, какие-то местные поэты и литераторы. Пьянящий май на берегу Волги. Глядя через кристалл этой зарисовки, видишь, как общественные процессы в новой России изначально двигались в сторону абсурда и плена. 21 мая 1994.

Торжества на фоне бывшей тюрьмы и равнодушия
Сахаровская годовщина в Нижнем Новгороде
Павел Проценко / Экспресс-хроника: Правозащитный еженедельник. М.,  № 23 (357). 10 июня 1994 г. С. 2.


Корни правозащитного движения берут начало у невидимых источников совестной жизни. Именно отсюда, из глубин личности, родилось то мужество, то сообщество «приватных» лиц (часто незнакомых друг с другом), которое не только противостояло коммунистическому Левиафану, но и самым фактом свободного достойного существования дало пример жизни положительной. Андрей Дмитриевич Сахаров, которому 21 мая исполнилось бы 73 года, своей жизнью ослепительно ярко обозначил, что внутреннее в человеке преобладает над внешним. Что там, в сокровенных тайниках души, свобода неуничтожима.
Логика духовного выбора привела академика-правдолюбца к бессудному заключению в горьковской ссылке. Квартира в городе на Волге на первом этаже многоэтажного дома по проспекту Гагарина стала для него настоящей тюрьмой, местом мучений, о безмерности которых можно судить хотя бы по тому, что Сахаров дважды начинал здесь бессрочные смертельные голодовки. В конце концов место его заточения превратилось в идеальный глухой колодец, со дна которого не доносилось ни малейшего звука от брошенного туда узника. В конце XX столетия была на земле страна, где без войны, без природных катаклизмов мог исчезнуть всемирно известный человек. Нынче государство это называется Россией, а городу Горькому возвращено его древнее название.
Сейчас в Нижнем Новгороде уже в третий раз в годовщину рождения Андрея Дмитриевича проходят торжественные мероприятия. В эти памятные дни важно, казалось бы, уяснить картину его трагического прошлого, заглянуть в бездну, куда толкала народ коммунистическая власть. Когда, как не сейчас, очиститься обществу от былого малодушия, вспомнить, в каком рабском состоянии оно находилось?
Но сахаровские дни в Нижнем – это прежде всего чиновничья акция, цель которой сокрыта в ведомственных инстанциях.
читать нижеCollapse )

Павел Проценко. Листовка из Донбасса
pavpro
Павел Проценко. Листовка из Донбасса / Еж (зеркало). 22.10.2015 http://ej2015.ru/?a=note&id=28845 Или: http://mvvc44tv.cmle.ru/?a=note&id=28845

Осенью 1965 года мы с отцом вернулись из Киева в небольшой районный городок Луганской области.

Реалии нашего провинциального быта в шахтерском краю (утыканном терриконами и с крупным концлагерем между ними) оказались столь тягостными, что зиму я проболел. А весной 1966-го собрал у себя дома двух приятелей (моего сверстника, мальчишку лет одиннадцати и его сестру лет девяти) и продиктовал этот текст. Кажется, он был «изготовлен» в трех экземплярах.
читать нижеCollapse )

Павел Проценко. Тупик «Подмосковье»
pavpro
Павел Проценко.Тупик «Подмосковье» (взгляд после выборов) / Ежедневный журнал. 06.10.2015. Зеркало: http://ej2015.ru/?a=note&id=28735

Сравнительно богатое на фоне большинства других российских регионов Подмосковье за тучные нулевые годы заполнилось новостройками и торговыми центрами. Это внешнее раздувание не может скрыть того факта, что область продолжает стремительно деградировать, как по объективному качеству жизни, так и по самоощущению населения. Как житель Восточного Подмосковья, не могу не зарисовать несколько сюжетов о том тупике, в котором застыл один из промышленных городов края

читать нижеCollapse )

Павел Проценко. Владимир Соловьев, соловьевцы и Александр Солженицын
pavpro
Вначале 23 марта 2011 года я прочел доклад в рамках «Круглого стола» в Доме русского зарубежья на Таганском холме. Была первая неделя поста, рабочий день приближался к концу, публика в зале стремительно разбегалась. С внешней стороны предметом доклада был сугубо академический сборник статей: «Солженицын: мыслитель, историк, художник. Западная критика 1974–2008». М.: Русский путь. 2010. Но в основу его я положил рассмотрение 1) опыта А.И. Солженицына-лагерника, умиравшего на полу больничного барака, 2) опыта философа В.С. Соловьева, стремившегося наладить мостки между христианской миссией и русским обществом, 3) опыта его последователей, которые столетие назад пытались заново христианизировать страну – вопреки общему потоку событий. Это – рассказ после того, что неотвратимо свершилось и в перерыве между громыхающими на горизонте сполохами очередного исторического сдвига. Убегавшие слушатели от неожиданности вдруг задержались.
Впрочем, все шло своим чередом. В журнале «Посев» появился первый извод текста: Посев. М., 2012. № 1 (1612). Январь. С. 29-33. http://www.posev.ru/files/magazine-archive/115.pdf Затем вышла вторая редакция в сборнике: Солженицынские тетради: Материалы и исследования: [альманах]. Вып. 1. М.: Русский путь, 2012. С. 237-246.
Здесь же пунктиром помещаю отрывки.

В послесталинском СССР также не имелось ни малейших рациональных данных для веры в победу над тоталитарным Голиафом

…Знаменательно, что умерший на пороге XX столетия автор «Оправдания добра» помог своим творческим наследием той проповеди о необходимости защиты европейской цивилизации, что зазвучала в общественных выступлениях Солженицына конца 1970-х — начала 1980-х гг., на исходе жестокого века.
Важнейшим для Соловьёва являлась идея христианской общественности, которая должна была, по его мысли, служить делу сплочения народов вокруг Христа, делу нравственного врачевания человечества, его пробуждения от сна обыденности и пошлости. Читать дальшеCollapse )

Павел Проценко. В гостях в «доме Солженицына»
pavpro
«Неподвижно лишь солнце любви».

Пасхальные дни ощутимо влияют на происходящее. Конечно, речь идет не о внешних событиях, а о внутреннем их наполнении. 23 апреля 2015 на праздничном фуршете по поводу очередного вручения премии А.И. Солженицына это чувствовалось особенно. Вспомнилась череда знаменательных поступков автора «Архипелага ГУЛАГ»: знаков другой реальности, прораставшей среди хлябей советского небытия. Открытые его письма патриарху Пимену, советским писателям, призывы собирать уцелевшую историческую память, помощь узникам… Вспомнилось и собственное выступление на Круглом столе в "Доме русского зарубежья» на Таганке в марте 2011-го. Оно было посвящено опыту Владимира Соловьева по христианизации исторического времени, затем подхваченного Солженицыным. Существенно, что связующим звеном между ними оказался еще один опыт – православных соловьевцев с их попытками изменить ход эпохи под дулами ружей у расстрельных стен. Я говорил о том, что из этого получилось. Посылы и выводы доклада были неожиданными, зал, мечтавший разбежаться по домам, неожиданно им поаплодировал. Рабочий день давно закончился и можно понять настроения усталых людей, спешащих вернуться в привычный быт. Когда же его инерция нарушается очередным праздничным событием, остается лишь наблюдать за его виртуозным приручением. Наблюдать вместе с другими.

На снимке: слева – Ольга Василевская, зам. главного редактора издательства «Русский путь», справа – Роман Романов, директор московского музея «Истории ГУЛАГа». В центре – Павел Проценко.

Павел Проценко. Хлестаков от оппозиции
pavpro
Павел Проценко Хлестаков от оппозиции / http://www.port-folio.us/2015/part38.html Порт-фолио. 2015. № 220. Апрель

На митинге памяти Бориса Немцова, прошедшем в Москве 1 марта, фотограф запечатлел бывшего премьер-министра Михаила Касьянова, с тусклым выражением лица и с небольшим российским триколором у груди. Снимок этот, явно проходной для того дня — на фоне портретов убитого однопартийца и соратника — затем несколько раз возникал на первой полосе известной сетевой либеральной «Газеты.ру». Рядом с оппозиционным политиком объектив крупным планом выхватил из толпы другое лицо, жесткое и самоуверенное. читать нижеCollapse )

Павел Проценко. Пасха-77. Репортаж из Киева
pavpro
Павел Проценко. Пасха-77 / http://www.miloserdie.ru/articles/pasha-77-reportazh-iz-kieva-1977-goda // 13 апреля 2015

Зарисовка из прошлого, второй половины XX в. По-моему, разительно похоже и на более раннее прошлое. И, как ни парадоксально, на кое-что из настоящего.

8 апреля. Пятница.
Ко множеству недоумений, посещающих советского человека накануне празднеств: где достать необходимые продукты, откуда взять деньги на подарки, как ускользнуть пораньше с работы, чтоб выкроить часик на очередь у лотка с дефицитом и т. п. — к несколько тревожному недоумению, возникающему у рядового человека перед Пасхой (мы, конечно, свое отпразднуем, но вот что же мы празднуем-то?), прибавилось в этом году новое недоумение.
Вот уже много лет не продают в Киеве куличи, ни под каким названием. Не продают — так не продают. И вдруг — новость: в ведомственной столовой республиканского КГБ (идя, видимо, навстречу пожеланиям трудящихся) появляются на продажу заветные куличи. Только для сотрудников, дабы их жены освободились от хлопот у плиты. (Правда, на следующий день на углу Ирининской и Владимирской улиц, против здания КГБ, появляется прилавок с куличами и, конечно, огромная очередь).

9 апреля. Суббота.
Кафедральный собор Св. Владимира. Часов с 9 вечера у храма, вернее, на отдельных подступах к нему (ул. Франко, Леонтовича, бульвар Шевченко) собирается толпа народа. Эти люди — кто по вере, кто в надежде обрести ее, кто любопытства ради, устав от иссушенных лозунгами будней, — пытаются пройти в церковь. Перед ними кордон из милиции и дружинников, взявшихся за охрану не то невинности граждан, не то церкви, осаждаемой одурманенной опиумом толпой. Возникает старый и так знакомый нам вопрос: как просочиться сквозь препоны? Иначе — как попасть на службу?
Чуть ли не единственный способ — это прийти в собор часов в 6 вечера и в общей сложности простоять 10 часов. Еще есть возможность пройти по пропускам, специально к этому дню выдаваемым Экзархией прихожанам; однако пропусков мало, так что далеко не все верующие могут получить заветную бумажку.
— Почему не пускают?
— Принцип такой: молодежь не пускать, — откровенно пояснил один из охранников, милиционер.
Его коллеги посмеиваются. Спрашивающие — люди лет сорока, — по-видимому, относились к разряду юных.
Беспрепятственно пропускают одних старушек, которым иногда удается провести с собой кого-либо из «молодых».
Но вот чудом вам удалось проскользнуть сквозь кольцо шинелей на территорию собора, миновать ущелеобразную шеренгу охранителей порядка и невредимыми достичь сияющего праздничного притвора. Прежде всего, здесь бросается в глаза масса народа, значительную часть которого составляют люди, находящиеся в расцвете лет, труженики, вопреки версии «старушечьего» православия. Но не это поражает, поражает обилие молодежи, подвыпивших юнцов, развязных девиц. (У иных красные повязки на рукавах.) Как они попали сюда? Если там, снаружи, молодые верующие безуспешно пытаются пробиться на пасхальную службу, рискуя за чрезмерную настойчивость оказаться совсем в ином месте? Как и случилось со студентом университета, который пытался рассказать собравшимся около него людям о Христе — его схватили и увезли в отделение милиции: «Плакал твой университет. Больше в церковь не пойдешь».
Неужто это недоразумение, просмотр заскучавшей охраны? Постепенно загадка проясняется. В их поведении заметна последовательность: медленно, нагло, невзирая на просьбы окружающих, они напирают, раскачивают толпу, в некоторых местах храма от духоты и давки вспыхивает паника. Наконец начинается служба. Появляется митрополит, появляется делегация лютеран. Вспышки камер.
— Куда их снимать еще? К чему?
— Смотри, какие мальчики в белом!
— Гляди, верующие!
— Хорошо — бесплатный театр!
От невероятных в этом месте бесстыжих разговоров, брани, духоты иные верующие, не выдержав, покидают храм, плачут. Между двумя дородными дамами разыгрывается следующая сценка.
— Ишь христиане, недовольные...
— А они хотят, чтоб коммунисты ушли и им не мешали!
Мелькают перепуганные лица иностранцев. Вот так русский колорит!..
Певчих, возвращающихся с Крестного хода, приходится вытаскивать из толпы, как репу.
Оперативник, коренастый, со зверским выражением лица, прокладывает путь для своих дружков — куда «поближе». На замечания пожилого верующего он вскидывается:
— Что! Тебе удостоверение показать? Может, выйдем? Я тебя заметелю!
Радость великого праздника — и рядом тьма злобы. Знаменательно, что именно в Пасху явно проступает личина тех, кто пытается расшатать Церковь, изолировать ее от народа. Все эти марионетки, подставные лица, снующие в храме и создающие напряженную и взрывоопасную атмосферу, в быту числятся почтенными гражданами, семьянинами, должностными лицами, «нашей передовой молодежью». Если они где и балуют, то в рамках дозволенного и в укромной семейной жизни (ну чего не случается!), где-нибудь в подворотне, в парадном, в кустах, но не на людях, где им полагается быть «хорошими», разыгрывать счастливую реальность. И вот «хорошие» в храме, среди множества людей, почему-то более не считают нужным притворяться. Здесь — на бесплатном удовольствии (как в коммунизме) — они хозяева, которым (наконец-то) все можно, чего ни захотят. Верующие, Церковь — для них пустое место, и общество, и государство вряд ли что-нибудь значат для них.
В отличие от прошлых лет заметно стремление милиции вести себя «корректно», выдвигая на первый план дружинников, «инициативу масс». Само собой это не мешает одному из милиционеров потешать своих товарищей тарабарщиной из матерщины, распеваемой на манер церковной службы. Не мешает волочить по земле, избивая, рабочего В. Надюка, пытавшегося рассказать людям, стоявшим у храма о Воскресении Христа; не мешает бросить в воронок и увезти в отделение баптистов В. Лаврененко, В. Драгу, пришедших к собору.
Отличились и дружинники. Один из них ударил парня, просившего пропустить его в храм, да так ударил, что тот потерял сознание, приехала «скорая помощь». Другой дружинник задержал верующих, также пытавшихся пройти в храм, и захватив двух свидетелей, требовал в отделении от капитана милиции, чтобы был составлен протокол (свидетели — парень и девушка, просили, чтобы их отпустили).

10 апреля. Воскресенье. Вечером, часов в десять, к собору Св. Владимира пришли около 150 баптистов, они пели пасхальные песни, раздавали открытки, разговаривали с собравшимися около них людьми. Работники милиции и «люди в штатском» не вмешивались.
Этот репортаж можно закончить высказыванием одного из соглядатаев:
— Так каждый день по три часа стою здесь. Жена дома ругает. Из-за этих-то. О других мирах мечтают. Жизни не знают. Жизнь заставляет — и вот стою!

Светлая неделя 1977. Киев
читать комментарийCollapse )

Павел ПРОЦЕНКО: Президент Обама и агент «Антонов» - Unitpost - лучшее из блогосферы
pavpro
http://unitpost.com/post/24mar2015/Politics/1987-pavel-procenko-prezident-obama-i-agent-antonov.html?_utl_t=lj Павел ПРОЦЕНКО: Президент Обама и агент «Антонов» - Unitpost - лучшее из блогосферы
Жаль что перепечатали не из моего ЖЖ, где добавлен абзац о слепцах-журналистах в московских демократических СМИ.